Про красоту и собак

Мне всегда было очень сложно отвечать на вопросы о таких абсолютных и законченных понятиях, как добро, красота, счастье, смелость, любовь. Сейчас я понимаю, что, видимо, как раз потому, что понятия эти на самом деле совсем не абсолютны, а очень даже относительны, и, разумеется, не конечны и не постоянны.
Если говорить о красоте, то это слово характеризуется у меня с тремя основными принципами.
Во-первых, взгляды (вкусы, пристрастия, интересы) постоянно меняются. Правда, понимаешь ты это уже после, когда изменения застигли тебя врасплох. Так, в 18 ты безапелляционно утверждаешь, что нет лучше музыки, чем русский рок и нет ужаснее продукта, чем кабачковая икра. А потом (вдруг) в 20 застаешь себя за увлечением Энигмой и охотой на прилавок, уставленный банками с той самой икрой. Также происходит с отношением к красоте. В 14 для тебя красиво одно, в 35 - совсем другое. Это открытие мне кажется важным переломным моментом. Главное - научиться принимать его в себе, и в других.
Во-вторых, красота не терпит фальши. С возрастом вдруг приходит осознание, что нет смысла маскировать нелюбимую родинку тональным кремом или прятать (о, ужас!) морщину под чёлкой: от твоих действий ни то, ни другое не исчезнет. А главное, тебе с этим жить, постоянно держа в голове мысли: "Не съехала ли челка? Не остался ли след от замазки на губах поцеловавшего тебя человека?" По-моему, это очень страшно.
В-третьих, красота таится в разнообразии. В этом утверждении собственно нет ничего удивительного и нового. Интересно другое: чем больше ты пытаешься отличаться от других, тем больше становишься на них похожим. Ты выбираешь плащ от кутюр и джинсы с дырками в журнале «для избранных», красишь волосы в модный цвет, выходишь на улицу, и видишь, что прекрасно вписался в толпу людей, каждый из которых также всем своим видом демонстрирует свою индивидуальность.
И , собственно, о собаках. Помнится, лет в 20 я очень хотела иметь Хаски. Когда нам совершенно безвозмездно предложили взять щенка от породистой мамы, я представляла себе белоснежного волка с голубыми глазами. Я принесла домой трёхкилограммовый коричневый комок шерсти, совсем не похожий ни на волка, ни на Хаски. Потом часто (и до сих пор) все проходящие мимо собачники говорили нам, какая у нас красивая собака. А я все никак не могла понять, что именно они видят. А потом- как это и бывает с красотой- вдруг осенило...
Люди разводят породы животных, штампуя их при этом, один в один, выводя признаки "красоты" практически по формуле и получая сотни одинаковых животных, гордятся чистотой породы. Но в чем красота? Разве сотня одинаковых терьеров может сравниться с одной дворнягой с неповторимой черной кляксой под левым глазом? Не обижайтесь, собачники. Я вот нынче по уши влюблена в ушастых Вельш-корги.
И все же... откуда это странное поклонение штампам и образцам?

Made on
Tilda